Публикации

Телевидение и Интернет

17 апр 2001

17.04.2001 Журнал "ИНФОБИЗНЕС" Апрель, 2001

В середине 1980-х годов, когда самого Интернета еще не было, когда лишь смутно угадывались его очертания на фоне бурного развития компьютерной индустрии и кустарного строительства локальных сетей, человеческая фантазия уже рисовала радужную перспективу возникновения нового, глобального средства информации — «компьютеровидения». Именно такое, не слишком удобное, зато понятное имя будущего явления можно было встретить как в дефицитных учебниках по тележурналистике, так и в научно-популярных статьях. Тогда еще не знали об интерактивности. Это понятие пришло позже. Но уже не оставалось сомнений, что мир, сумевший наконец избавиться от разделявших его политических условностей, непременно должен обрести единое, небывалое по выразительности и функциональности средство общения. В сущности, таковым уже и является нынешний Интернет.

Но идея симбиоза электронных СМИ до сих пор столь заманчива, что профессионалы как ИТ-, так и шоу-бизнеса не в силах от нее отказаться. И это при том, что «интерактивность», термин скоро уж как десять лет взятый на вооружение телевизионщиками, пока означает для зрителя всего лишь возможность проголосовать, чтобы затем увидеть по телевизору, на сколько процентов его обезличенное мнение отличается от двух-трех других столь же абстрактных и, чаще всего, самим же телевидением навязанных мнений.

Так суждено ли появиться новому масс-медиа? Как в действительности — а не в фантазиях — взаимодействуют телевидение и Интернет? И, главное, каковы в этом смысле позиции самих телевизионщиков?

Директор по внешним связям телекомпании ТВЦ Игорь Амвросов считает, что по части взаимодействия Интернета и ТВ существует два взгляда. Первый — со стороны Интернета: «Мы поглотим телевидение, и оно станет частью одного большого Интернета». Второй — со стороны ТВ. И этот взгляд намного многомернее.

«Только в 2000 году телевизионщики обсуждали вопрос интеграции ТВ и Интернета дважды, — говорит Амвросов, — это происходило на 12-м Европейском телекинофоруме в Болонье в сентябре и на Всемирном телефоруме ООН в Нью-Йорке, в декабре. В обсуждении присутствовали две составляющие: идеологическая и технологическая. Отдельно обсуждали интернет-журналистику. Так вот, Европа считает интеграцию ТВ и Интернета «вызовом европейской культуре и коммерции», которому должен быть найден адекватный ответ: как со стороны медиасообщества, так и со стороны общества в целом. На втором месте у европейцев по значимости — когда речь идет об интеграции ТВ и Интернета — использование цифровых технологий для повышения качества картинки и содержания вещания. В ООН же рассматривали проблему больше с технологических, чем с идеологических позиций, хотя идеология тоже присутствовала. Оба обсуждения показали, что тема все еще слишком нова, и пока вопросов гораздо больше, чем ответов. Для себя я вижу только один ответ: Интернет для телевидения — это средство повышения внимания аудитории к программам канала и средство повышения рейтинга программ.

Что же касается интерактивности, — продолжает Игорь Амвросов, — то на ТВЦ мы запустили два голосования: в прайм-тайм и по пятницам в рамках утреннего канала «Настроение». В первые дни был достигнут пик голосований на сайте: 130 «кликов». Для сравнения, по телефону голосует порядка 2-3 тысяч человек».

Вообще говоря, явно не стоит преувеличивать энтузиазм представителей российского телевидения в отношении «интерактивности» и вообще новых технологий. Так, на ТВЦ выходит программа «Дата», а на сайте компании размещен календарь отечественной истории. Амвросов говорит, что не раз предлагал сообщать в эфире: о других интересных датах отечественной истории можно узнать на сайте. Но реакции от авторов программы не получил никакой. По непонятным для нашего собеседника причинам утренний канал «Настроение» почему-то не анонсирует свой пятничный интерактивный опрос, какие бы усилия ни прикладывали сторонники новых подходов. Более того, ведущие программы во время эфира напоминают: голосуйте по телефону, а про Интернет — ни слова.

«В результате наш сайт остается плохо «раскрученным», — говорит Амвросов, — к тому же аудитория у нас иная, чем, скажем, у НТВ. Среди зрителей этого канала пользователей Интернета, пожалуй, больше чем у любого другого. Кроме того, ведущие НТВ постоянно призывали посетить сайт компании. Но в целом у меня такое впечатление, что большинство руководителей каналов просто не понимают, что такое Сеть. Именно поэтому у телекомпаний нет четкой интернет-стратегии».

Что ж, проблема «непонимания» со стороны телевизионного руководства не нова. Причем это совершенно особый род руководителей, в большинстве своем не имеющих ясного представления даже о современных технологиях телевизионного производства, — таких, как цифровой нелинейный монтаж, компьютерная графика, трансляция сигнала. А уж Интернет тем более остается выше их понимания. Он как будто даже пугает их. Автор этих строк знавал одного такого руководителя. Тот всерьез считал, что с Интернетом могут работать только «компьютерные специалисты», а потому «нам, телевизионщикам, нечего даже и отвлекаться на нетелевизионные проблемы».

«Что и говорить, — поддерживает Николай Воробьев, заместитель начальника технического управления телекомпании ВКТ, — у руководителей испорченные взгляды на компьютерные технологии! Когда специалисты рекомендуют им вложить деньги в интернет-проект, обязательно найдется «доброжелатель», который убедительно скажет: «Зачем?! Да у меня мальчишка соседский такие программы пишет! Он за пять копеек тебе все сделает». А ведь интернет-технологиями должны заниматься профессионалы!»

Это, кстати говоря, отдельный вопрос — готовы ли российские телеканалы привлекать для создания и поддержания своих интернет-проектов профессионалов.

«В большинстве случаев для телекомпаний это дополнительный бесплатный промоушн, который к тому же осуществляется силами технически грамотных партнеров, — говорит основатель и директор компании «Артехника» Евгений Титов. — Среди наших заказчиков информационная программа «Вести» и «Радио России». Сайт Vesti-rtr.com до последнего времени поддерживался нами: текстовая база данных, вещание в онлайне и по запросу. Причем мы сами пришли к «Вестям», а не наоборот. И кое-что у нас получилось. Мы создали технологическую площадку на базе «Голден-Лайна» и «Релайна» как интернет-провайдеров. Поддерживаем все сервисы, которые необходимы в связи с этим. То, что удается сделать, основано на взаимном интересе. Но денег в этих проектах нет. Зато есть имиджевый интерес: как у нас, так и у телекомпаний и провайдеров. Если отвлечься от того, зачем это нужно делать, то на вопрос как это нужно делать, есть однозначный ответ: именно вот на таком встречном взаимодействии. А деньги здесь будут не сразу. Мы получили возможность при случае упоминать, что являемся вещателями центральных телеканалов в Сети. А это, согласитесь, бывает важнее, чем получить лишние две тысячи долларов».

Объективно, эти «лишние две тысячи» не всякая телекомпания и готова потратить на сторону. Так, на ТВЦ, по словам Игоря Амвросова, до сих пор нет единого мнения: своими силами должна развивать компания интернет-проекты или привлекать профессионалов.

«У нас бесконечная дискуссия, — говорит он. — Ответственные за контент выступают за аутсорсинг, ответственные за техническое сопровождение утверждают, что они готовы всё делать сами, поскольку всё могут, были бы только деньги в достаточном количестве. Планы у нас любят строить, но чтобы реализовать их на телевидении, нужны две вещи: инвестиции и политическая воля. Допустим, инвестиции появятся. Куда они будут направлены? На телевизионное вещание. А Интернету — даже как PR-инструменту — ничего не перепадет. Поэтому я за то, чтобы телекомпания не своими силами занималась интернет-проектами, а обращалась к компетентным партнерам. Заинтересованный партнер, думаю, постарался бы сделать все необходимое, чтобы проект динамично развивался. Исключены были бы и многие тормозящие факторы. Вот пример из жизни: руководитель корпоративной сети ТВЦ все никак не может уделить внимания нашему развитию в Интернете. Знаешь, говорит он, мои программисты не могут сейчас написать тебе такую программу, чтобы материалы корреспондентов по одному «клику» автоматом размещались на сайте. Мы, мол, заняты другими программами. И так продолжается без конца».

Николай Воробьев считает, что это классическая проблема всех телевизионных компаний, где программисты попросту заняты обслуживанием начальства! Нигде, кроме телевидения, никогда не было такого жесткого разделения на «черную» и «белую кость»! А потому никогда и невозможно было построить сквозную информационную технологию.

Николай Воробьев ссылается на собственный опыт: «Я когда-то создал первую в Союзе автоматизированную систему доступа к информационным агентствам: на «Маяке» и в программе «Время». В Кремль ездил получать разрешение на мощнейшую по тем временам мини-ЭВМ PDP-11. Была автоматизирована работа с двенадцатью информационными агентствами. Но мы так и не смогли наладить в коллективе программы «Время» сквозную редактуру этой информации!»

Трудно не согласиться, и особенно с тем, что на телевидении по каким-то одному ему — телевидению — ведомым критериям принято делить персонал на «творческий» и «нетворческий». По мне, так видеоинженер и оператор куда более творческие профессии, чем корреспондент, сумевший пару раз засветиться в кадре. Отношения в коллективе ТВ — это действительно «вещь в себе». Хорошо, если что-то изменилось! Но, похоже, порядок с точки зрения бизнеса и менеджмент в современном понимании еще не скоро придут на отечественное ТВ.

«Напрашивается философический вывод, — говорит Игорь Амвросов, — поскольку производителям телепрограмм, традиционным телевизионщикам Интернет не нужен, — их надо ломать через колено. Ведь даже для того, чтобы просто создать сайт, необходимо понимать, что здесь можно реализовать, а что — нет. И когда начальник дает программисту одно задание, а через неделю, увидев результат, говорит: здесь все не так, — разве это нормально? В моем понимании человек, руководящий интегрированным масс-медиа, прежде всего, должен четко разграничить: кто у него отвечает за ТВ-вещание, а кто за интернет-проекты. И лишь потом следует решать, что из интернет-части перетечет в телевизионную и наоборот. А это уже менеджмент!»

Но ведь не на всех же каналах проблемы с менеджментом! По крайней мере, трудно было утверждать это в отношении НТВ. Хотя и у этого канала, строго говоря, не было особо выдающихся достижений в Сети.

«А дело в том, — говорит директор по развитию интернет-портала телекомпании НТВ Александр Гагин, — что у Интернета и ТВ принципиально разные аудитории. С этой точки зрения интерактивное ТВ я бы рассматривал как авангардный сервис, который сначала будет предназначен для очень небольшой аудитории — не только «менее телевизионной», но и «менее интернетовской». Впрочем, само слово «интерактивность» телевизионщики уже настолько заездили, что правильнее, да и точнее назвать сервис, о котором я говорю, «гипервидео». Эта технология уже используется в мире. Пример — израильская компания VION: определенные области телевизионного экрана становятся активными, на них можно «кликать». Скажем, идут модели по подиуму. А вам брюки понравились на модели. Подводишь мышь — появляется пиктограмма брюк. Кликаешь — справа появляются эти брюки в электронном магазине. Тут же условия заказа и т. п. У нас ничего такого в близкой перспективе не наблюдается. Нужен обратный канал».

Кстати, этот самый «обратный канал» — от зрителя к телекомпании — не только российская проблема. Тем не менее, в мире уже есть несколько примеров удачной интеграции ТВ и Интернета, в том числе CNN.com, BBC.co.uk, DWelle.de, MTV3.fi (собственность финского медиахолдинга «Алма Медиа»).

Но в любом случае, по оценке Игоря Амвросова, все сайты метровых телеканалов — по сути PR-проекты, «визитные карточки» и не более. NTV.ru и Vesti-rtr.com — это, безусловно, шаг в сторону интернет-СМИ. Но шаг пока робкий. В том смысле, что дистанция, отделяющая эти проекты от, скажем, CNN — огромна. А денег, чтобы преодолеть ее, отечественные телекомпании еще долго не найдут. Попытки же увеличить прибыли телеканалов с помощью Интернета пока что приходится признать «большим обманом или трагическим недоразумением, — говорит Игорь Амвросов. — На контенте в Интернете заработать нельзя. Можно — только на предоставлении технических услуг». Хотя вот с этим многие готовы поспорить.

Так, по оценке руководителя и идеолога проекта «Галактика-Зум» Александра Антонова, работающего с информационными отделами телекомпаний РТР, НТВ, ТВ-6 и ТВЦ, «сегодня можно зарабатывать и на аналитическом контенте, и на обобщающем. Разумеется, это лишь тексты. Другое дело мультимедийный контент: пятнадцать минут «грузится» — и минут пять играет. Тогда, согласен, кто же такой контент купит!»

«В общем, надо стараться находить уникальные интернет-ниши, — говорит Амвросов. — Например, есть мнение эксперта. Предположим, этому эксперту телезритель не верит. Тогда мы предлагаем расширенную информацию по всем публикациям на эту тему, материалы разных экспертов. У телезрителя и в его же лице пользователя Интернета появляется подобие объективного взгляда на событие. Но пока это только задумки. В целом впечатление такое, что на самом телеканале даже о своем собственном сайте многие имеют очень слабое представление. Я уже не говорю о том, что не используются такие возможности, как международные медиапроекты, которые объединяли бы в себе и Интернет, и различные традиционные СМИ. Ведь вот есть же удачный интернет-проект у «Радио России»! Выслушал вопрос по радио — ответил через Интернет. Банально? Ну а почему бы нет?»

Кстати, время от времени для интеграции с Интернетом ТВ пытается использовать нетрадиционные, альтернативные технологии. Так, Александр Гагин вспоминает об интересном опыте на ТНТ, когда использовалась технология, позволявшая соединить аудиовыход телевизора с аудиовходом звуковой карты компьютера. Это, должно быть, самый дешевый способ совместить телевизор с компьютером. Идея родилась в 1998 году, но не прижилась. «Я думаю, — говорит Гагин, — принципиальная сложность в том, что компьютер и телевизор, как правило, стоят далеко друг от друга. Шнур нужен длинный».

Хотя, скорее, и не в шнурах дело. Александр Антонов замечает: «Объединение Интернета и ТВ пропагандируется людьми от Интернета. Это игра в одни ворота. ТВ навстречу Интернету идти не спешит».

А действительно, зачем спешить? Пока основные темы, связанные с ТВ, вертятся вокруг сведения политических счетов, манифестаций и долгов связистам, отключающим ретрансляторы, интерактивность выглядит чем-то чуждым и не настоящим.


http://offline.ibusiness.ru/offline/2001/159/8758/